03:57 

Заговор и наговор.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Заговор и наговор
Автор: Laora
Фандом: Ольга Громыко "Профессия: ведьма", "Верные враги", "Белорские хроники"
Персонажи: Вольха, Шелена, Керрен, Дарлай и др.; упоминаются Вольха/Лён, Шелена/Верес, Тьен/Риона
Категория: джен, гет
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор, фэнтези, экшн
Размер: мини, 3333 слова
Посвящение: для Мицуки Сенджу по ее заявке: Кроссовер Верных врагов с Профессией ведьмы. Вольха каким-то образом встречает Шелену (можно с Вересом), и Шелена узнаёт в ней родственницу Лиары и Марена (может, на прабабку похожа). Причём это времён до свадьбы с Лёном) Разговорятся и, может, подружатся (а что, друг-вампир есть, чего бы с оборотнем не пообщаться).
Примечания: неграфичное насилие; POV Вольхи; в тексте использован авторский перевод песни Susumu Hirasawa - Venus:

Саммари: Вольха и Шелена встречаются на свадьбе Рионы.

Дышать в туго зашнурованном корсете получалось с трудом. Тем более, без соответствующей практики — у моего выпускного платья корсета не было.
Я вообще носила платья на порядок реже, чем многие девушки, отдавая предпочтение просторным рубахам, штанам и кожаным курткам. Согласитесь, гнаться за упырями по размытому весенними дождями кладбищу куда сподручнее, когда не цепляешься подолом за покосившиеся кресты и оградки.
Как, между прочим, и от оных упырей удирать.
Перед большинством магов-практиков проблема выбора не стоит: от них платьев и не ждут, хотя бы потому, что на девяносто пять процентов маги-практики — мужчины. Соответственно, и с корсетом мучиться им не приходится.
Оглядевшись по сторонам, я убедилась в этом с очевидностью беспощадного и горестно вздохнула. Корсет тут же впился в ребра.
Другим особям женского полу, присутствовавшим на свадьбе Тьена из Шаккары и Рионы Рудничной, корсеты не мешали. Невеста так и вовсе производила невесомо-воздушное впечатление: такое неземное существо не могут смутить низменные трудности материального мира.
Пифия Риона, в прошлом моя соученица, и вправду была неземной. Особенно когда входила в провидческий транс.
Три с лишним года назад я самолично в этом убедилась; около года назад предсказание Рионы сбылось, а еще спустя пару месяцев на Шаккаре сменилась власть — народное восстание покончило с королевой Териллой, на острова вернулась монархия, и отважный повстанец Тьен сделал Рионе предложение.
В отличие от меня, о помолвке с Лёном предпочитавшей лишний раз не вспоминать, Пифия взяла дело в свои руки. Что еще более вероятно — за дело взялась бабка Рионы, сейчас утиравшая умиленные слезы уголком кружевного платочка. От своего важного занятия почтенная дама отвлекалась только для того, чтобы в очередной раз раздать распоряжения пробегавшим мимо слугам.
Свадьба удалась на славу. Праздновали ее, как водится, сначала в фамильном замке невесты, позже намереваясь переместиться на Шаккару. Расстояние для большинства присутствовавших значения не имело: как потомственные маги, Рудничные магов преимущественно и пригласили. А на свадьбе младшей сестры Рионы, Вителии, поговаривали, сам король Наум был. На свадьбу Рионы его осторожнейшее величество явиться не решилось: а ну как жених с Шаккары — подосланный наемный убийца?
Мне так не казалось. Парадная повязка на глазу Тьена выглядела жутковато, придавая ему сходство с лихим пиратом (потомками коих являлись все шаккарцы через одного), но на Риону, по сравнению с ним хрупкую и едва ли не просвечивавшую, жених смотрел с искренним обожанием, кстати, взаимным. Я могла только порадоваться за них, старательно игнорируя собственное обручальное кольцо.
Это было делом непростым: тяжелая золотая печатка с клановым знаком оттягивала палец и норовила потеряться на каждом более-менее подходящем постоялом дворе или кладбище. Дважды она чуть не утонула в озере, один раз — в полынье, куда я свалилась по воле несговорчивого зубаря, нечисти чуть крупнее кикиморы; а один — так и вовсе в отхожем месте, наглядно демонстрируя мне собственное отношение к свадьбе.
Еще и корсет этот дурацкий... стоило проигнорировать приглашение, присланное больше из вежливости. Но Келла как раз собиралась вызвать нас с Лёном на откровенный разговор, а своей свадьбы я боялась всяко больше, чем чужой. Лён, по-моему, тоже.
В том, что я люблю Лёна, а он — меня, сомнений ни у кого не возникало. Но любовь — не повод отказываться от диссертации, карьеры практикующего мага и пресловутых упырей на кладбище, к которым я, как к составляющей обожаемой работы, питала определенную приязнь.
Как совместить работу и любовь, я имела весьма туманное представление. Дело осложнялось тем, что маги не живут вечно — разве что если при этом являются Хранителями, а повторно назначать меня Хранительницей Лён не спешил. Видно, и одного раза с головой хватило.
Сам Лён, как любой вампир, да еще Повелитель, собирался жить лет триста как минимум, из которых пока прошло семьдесят шесть. Я не была уверена, что смогу с ним потягаться. Лет через двадцать, если я к тому времени не замедлю процесс старения, нас с ним будут принимать за мать и сына, через сорок — за бабку и внука, а потом... дальше я старалась не загадывать.
Не то чтобы мне было дело до мнения посторонних — в Догеве все примут и поймут. Но что, если это мнение имеет значение для Лёна? Он же Повелитель. И должен обеспечить своей долине, Догеве, хотя бы одного наследника без примеси человеческой крови.
Мне красочно представился Лён, униженно просящий Вельку поделиться рецептом создания идеального мужчины с поправкой на идеального Повелителя: что Лён женится на той же Лереене, верилось еще меньше, чем в собственную свадьбу. Гомункул — единственный выход. Правда, с Вельки станется случайно налить в колбу с будущим Повелителем капель для похудания, и вампирский монстр с обостренным чувством голода Белории обеспечен.
Я до того увлеклась живописными картинами будущих разрушений, которые услужливо подбрасывало воображение, что едва не подскочила, когда кто-то помахал у меня рукой перед глазами. Проклятый корсет тут же сдавил излишне прыгучую ведьму — эффективнее тисков оказался.
— Госпожа Вольха Редная? — вежливо осведомился незнакомый маг, пока я шепотом костерила корсет сквозь зубы. Больше в ту лавку с платьями ни ногой!.. Или не стоило так туго затягивать? Но тогда какой вообще прок в корсете?
— Я — Керрен Шаккарский, — представился незнакомец. То, что он с островов, моментально определялось по загару и произношению. Больше меня насторожило другое: синие глаза и волосы, будто бы с проседью. Только не серебристой, а темно-серой.
«Друг жениха», — отметила я мысленно. А еще — представитель шаккарской династии магов-оборотней, начало которой было положено во время Противостояния.
— Позвольте познакомить вас, — Керрен учтиво поклонился, — Вольха Редная — Шелена. Шелена — Вольха Редная.
Я перевела взгляд на невысокую женщину рядом с магом... и чуть не взвыла от досады.
Вместо платья с корсетом на госпоже Шелене был практичный кожаный костюм. Брючный. Туфлям на длинных шпильках, с которых я не падала только чудом, женщина предпочла дриадские сапоги, а из-за ее плеча выглядывала рукоятка даркана; проходившие мимо дамы время от времени бросали на нас негодующие взгляды.
Похоже, я ошиблась — корсет не у меня одной засел в печенках... в любом из смыслов.
Бьюсь об заклад, приглашения на свадьбу, с непременной припиской «дамы в платьях», составляли по наущению бабки Рионы.
За корсетными мыслями я не сразу обратила внимание на не менее животрепещущий факт: стоявшая передо мной госпожа Шелена была оборотнем. Чистокровным.
Выходит, косились на нее все-таки не из-за одежды.
Я перевела взгляд с Шелены, насмешливо прищурившей глаза, на Керрена, и обратно.
— Только не говорите, что вы тоже решили заказать свою бабушку.
— Тоже? — Керрен несколько озадачился.
— Пятью минутами ранее мне было предложено засунуть в кувшин перед вон той дамой, — я кивнула в сторону бабки Рионы, — ужа. С заверениями, что этот кувшин все равно никому не нравится.
— А дама? — уточнила Шелена.
Я дипломатично промолчала. Младшему брату Рионы, пострельцу по имени Дарлай, не нравилась не так бабка, как чары, наложенные ею на туфельки Рионы. И чары, и туфли мальчишка мог снять самостоятельно, но бабка точно бы почувствовала нарушение своей волшбы. Если только не отвлечь ее ужом — по слухам, увидев нечто подобное, почтенная дама напоказ теряла сознание.
Незаметно подсунуть ужа в кувшин Дарлаю не удалось, вот он и решил прибегнуть к помощи постороннего лица. У парнишки было врожденное чувство на пакостников: в любое другое время я охотно поддержала бы его затею и даже поучаствовала бы в разделе трофейных Риониных туфелек, а заодно и полагающегося за них выкупа.
Но сегодня мой разум был отягощен мыслями о собственной свадьбе, а тело — корсетом.
— Есть разговор, — деловито сказала Шелена. Керрен раскланялся, стоило «бабушке» покоситься на него краем глаза, и ушел на противоположную сторону зала, общаться с друидским послом. Похоже, кое-кто и на свадьбе не забывает о политике.
Работать на нежить мне еще не доводилось, так что я заинтересованно подалась вперед. Хотя истинных оборотней нежитью можно назвать едва ли: они превращаются не только в полнолуние, а когда захотят, в любой ипостаси сохраняя человеческое сознание. По-хорошему, их давно стоило причислить к Разумным Расам. Хотя вампиров вон причислили — а толку.
Ведьминское чутье не обмануло: речь шла именно о работе. Утянув с проносимого мимо подноса кусок копченой колбасы и задумчиво его прожевав, Шелена сообщила:
— Ходит тут один... знакомый. Пахнет собой, магию не излучает — не заклинание, не морок. Но быть его здесь не может.
— Не пригласили? — я последовала примеру Шелены и горько об этом пожалела. Колбаса была вкусной, а корсет — тесным.
— Он мертв, — Шелена облизнулась на следующего слугу, вернее, поднос. Бедняга этого не знал и предпочел вильнуть, обойдя нас десятой дорогой. Я со вздохом шевельнула пальцами; левитация сработала как надо, и у меня в руках оказалась тарелочка с нарезкой.
— Угощайтесь. Нежить? Условно живая, зомби, призрачная?
— В том-то и дело, что нет, — Шелена воодушевленно принялась за содержимое тарелки. Похоже, она, как и я, до сих пор не наелась досыта. — Нежить я бы сразу учуяла.
У меня по спине прошел холодок. Вампиры тоже безошибочно чуяли нежить — за одним вырвавшимся из Ведьминого Круга исключением, стоившим жизни многим хорошим людям. И нелюдям.
Ложняк? Я нахмурилась, прикидывая, где раздобыть жгучеяд. Можно, конечно, и Смолку в торжественный зал завести, пусть хоть кто-то наестся... но вряд ли гости обрадуются.
— А давно ваш знакомый... умер?
— Лет сто.
Я облегченно выдохнула. Столько ни один ложняк не протянет — у них все характеристики на уровне людей, даже если вселились в оборотня.
— Он был магом, — колбаса исчезала как по волшебству.
Магом? Точно не ложняк.
— Верес Шаккарский, вы, должно быть, слышали.
Я регулярно использовала изобретенное им заклинание, отражающий щит Вереса, о чем не преминула сообщить.
— Причем никто, кроме меня, его не видел, — Шелена огляделась, видимо, в поисках места, куда пристроить опустевшую тарелку. — А он, как меня заметил, не шибко обрадовался и поспешил скрыться во внутренних комнатах замка. Где и пропал — вместе с запахом.
— Телепортировался? — предположила я.
— Нет. Там не было магии. Кер посоветовал вас как самого непредвзятого специалиста из присутствующих. Он помог бы и сам, но, увы, занят общением с послами, — Шелена, воровато оглядываясь, поставила тарелку на пол и замаскировала портьерой, после чего с чувством выполненного долга отряхнула руки.
Как Верховной Ведьме Догевы, одной из двенадцати вампирских долин, да еще и невесте Повелителя по совместительству, непредвзятости мне и вправду было не занимать.
— Сколько?
— Двадцать кладней, — предложила Шелена. — Но ловить будем вместе.
Мы ударили по рукам; на свадьбе предвиделось кое-что поинтереснее ужа в кувшине.
***
К ловле приступили немедля, начав с комнат, в которых пропал «Верес». На входе в первую я сбросила туфли и дальше пошла босиком, благо, ступать по пушистым коврам было одно удовольствие. Еще бы с корсетом разобраться...
Следов магии тут действительно не чувствовалось, во всяком случае, свежих. Я на всякий случай использовала поисковый пульсар — и удовлетворенно хмыкнула.
В шкафу неподалеку кто-то был.
Судя по хищному взгляду Шелены, чутье оборотня сказало ей о том же; переглянувшись, мы двинулись на приступ — я с ловчим пульсаром наготове, Шелена — с выпущенными довольно внушительными когтями, светящимися глазами и скрюченными пальцами.
В шкафу что-то зашуршало, потом чихнуло. Мы замерли, опасаясь спугнуть злоумышленника, и едва успели посторониться, когда дверцы шкафа распахнулись.
Вместе с парочкой молей из вышеозначенного предмета мебели показался Дарлай Рудничный, младший брат невесты.
— Ты что здесь делаешь? — прошипела я.
— Ужа ищу, — признался парнишка. — Он уполз куда-то...
Мы обменялись взглядами, но выдыхать было рано: пришла очередь Дарлая становиться в боевую стойку.
— А вы тут зачем?
— Вора ищем, — вместо меня ответила Шелена. В каком-то роде это было правдой: не всякому удастся запросто украсть облик сто лет как покойного мага.
Вот именно, что украсть.
Я с нехорошим подозрением уставилась на Дара.
— А ну, наколдуй что-нибудь.
В следующую секунду ловчий пульсар размазался по злополучному шкафу; мальчишка удирал сломя голову, на ходу крича что-то о «вампирьей невесте» и «злобном оборотне».
Мы с Шеленой переглянулись снова, с куда большей симпатией, и бросились вдогонку.
Бегал «Дарлай» явно не так, как положено обычному мальчишке, даже обладающему магией. Магию, кстати, не применил ни разу, а что на стены порой забегал — так это за счет удлиняющихся на манер валдачьих нижних конечностей.
Моя память о ложняках, вселяющихся в тела людей и животных, была столь свежа, что я думать забыла об обычных метаморфах. Тогда как на тысячу людей один такой метаморф встречался в обязательном порядке. Их причисляли к Разумным Расам и считали вполне безопасными. Редкий талант копировать чей-либо облик после единственного взгляда на портрет делал метаморфов воистину незаменимыми — сильные мира сего охотно нанимали их в качестве двойников. Правда, сами метаморфы нанимались далеко не так охотно и от иных правителей, переживших по двадцать покушений, бегали как мракобес от ладана.
Или как «Дарлай» от нас с Шеленой.
В замке оказалось на удивление пустынно — даже слуги были или на кухне, или в праздничном зале, так что мы гонялись за метаморфом в свое удовольствие: я — в полете, чтобы лишний раз не беспокоить корсет, Шелена — наполовину трансформировавшись. Погоня шла с переменным успехом: то метаморф задержится у картины Лессы Шаккарской, испугавшись изображенной там гарпии, точно пополам разрубленной бравым рыцарем, то у меня волосы в люстре запутаются, то Шелена в последний миг затормозит, чудом не вписавшись в антикварную вазу восьмого века по старминскому летосчислению.
Я пару раз воспользовалась ловчими пульсарами, сшибла стоявшие в коридоре рыцарские доспехи и полку с металлическими кубками, но на шум никто не прибежал. Судя по рыку Шелены, ей это тоже показалось странным; метаморф тем временем, окончательно выдохнувшись, завернул в праздничный зал.
Сдуру последовав за ним, мы очень быстро поняли, почему он не побежал сюда сразу.
В зале шел бой не на жизнь, а на смерть. Отряд наемников смешанного происхождения сцепился с немногочисленными стражниками; Тьен с Шаккары пятился, теснимый несколькими мутными типами. Из-за его спины вылетела парочка издыхающих пульсаров, потом мелькнула светлая прядь — Риона помогала чем могла.
За Рионой лежало бессознательное тело, в котором я, присмотревшись, опознала Керрена. Бессознательным состоянием отличался не только «внук» Шелены: практически все маги, присутствовавшие на свадьбе, спали непробудным сном. Перейти этому сну в вечный не давали усилия оставшихся защитников замка, магией не обладавших, да нескольких непонятно почему бодрствующих представителей Ковена. Им, впрочем, тоже нашлись достойные противники: магов среди наемников хватало. Наши, возглавляемые бабкой Рионы, держались вопреки здравому смыслу. Среди них я заметила настоящего Дарлая, посла друидов, магичку Далену Топаз, находившуюся на последнем месяце беременности, и свою бывшую преподавательницу оборонной магии, Ванедду Заславскую. Длинное платье Ванедды было надорвано сбоку до самой талии, дабы не стеснять движения; в вырезе виднелись браслеты-накопители, покрывавшие ноги до колен. Без них как маг Ванедда мало чего стоила, но с нападавшими справлялась неплохо — как и магией, так и позаимствованным у кого-то мечом.
— Он подсыпал сонное зелье в вино! — Шелена, недолго думая, обнажила даркан и бросилась в самую гущу сражения, где уже успел затеряться метаморф.
Я спешить не стала, тем более что обратившие на нас внимание наемники вынужденно переключились на Шелену.
Действительно, метаморф мог проникнуть на свадьбу, приняв облик одного из приглашенных, и под шумок подсыпать сонное зелье — не яд, его большинство магов раскусило бы. Но сонные зелья есть вполне безопасные и даже укрепляющие. Всего-то и оставалось, что подкупить стражу или по-тихому ее снять, впустив наемников.
С оставшимися, не успевшими попробовать вино или не пившими его из принципа, как я, всегда быстро пьяневшая, разговор должен был быть коротким.
— За свободную Шаккару! — Из-за спин нападавших послышался визгливый мужской голос. Я пригляделась к худощавому брюнету, который явно чувствовал себя не в своей тарелке.
— Лайен, — голос Рионы обещал мутному типу мучительную кончину вернее самого изощренного пророчества.
Точно! Лайен, пассия недавно свергнутой Териллы, королевы Шаккары. В его жилах тоже текла королевская кровь, правда, изрядно разбавленная. Идеальная марионетка для потенциальных заговорщиков. И замысел идеальный — вломиться на свадьбу шаккарского посла, перебить всех приглашенных, в том числе магов Ковена и послов других государств, после чего с трупами шаккарцев телепортироваться на острова, пройдя через заранее подготовленные порталы. После замка невесты праздновать намеревались у жениха — заговорщики все предусмотрели. Даже метаморфа наняли — что ему стоит выдать себя за Тьена и публично провозгласить чушь вроде «новое правительство Шаккары берет свое силой»? Тьен, в отличие от Керрена, магией не обладает, подменить его — раз плюнуть, плохо знающие люди даже не догадаются. Ну и финальная цель — подставив Шаккару, сейчас не особенно стабильную, можно свергнуть нынешнего короля Трия Первого. Заменить его на этого... Лайена.
Картинка в голове сложилась практически моментально; я только лязгнула зубами, мысленно вычисляя векторы предстоящего заклинания.
Сон вампиров крепок. А просыпаться иногда приходится быстро.
После памятной истории с ложняками, едва не потеряв Лёна, я все думала, как бы обеспечить вампирам быструю побудку. К сожалению, на ум приходил только один способ, однажды уже сработавший безотказно.
Жертвам сонного зелья он тоже вполне подходил, особенно если добавить немножечко магии.
Уже выплетая заклинание, я чуть не завизжала — ко мне, не иначе как почуяв магию, на всех парах несся наемник с кинжалом. Сойти с места означало нарушить концентрацию... сейчас-сейчас, еще секундочку!
Направленный пасс сбил нападавшего с ног. С руки, весело сверкнув, слетело обручальное кольцо и звучно стукнуло наемника по лбу. Я закатила глаза, но заклинание не прервала.
Наемник приподнялся, потирая шишку, оскалился и дернул кистью. Я охнула. Послышался отчетливый хруст; жжение в ребрах, и до того не дававшее покоя, внезапно усилилось, по боку потекло что-то теплое.
Последнее слово, последний мысленный узор — и сотни галлонов воды из ближайшего озера рухнули на присутствующих, сбивая с ног и производя эффект разорвавшейся бомбы.
Не проснулся бы тут только мертвый.
Бессознательные маги вскочили на ноги мгновенно, матерясь кто во что горазд. «Гхыр» и «имрюк» на фоне всего упоминаемого звучали еще прилично.
Кого винить в «дождике», до магов дошло очень быстро. Хотя и неправильно.
Пока сторонники «свободной Шаккары» организованно разбегались во все стороны, я разглядывала кровь, проступившую на платье. Метательный нож торчал во мне целиком; странно, но боль почти не чувствовалась. Впрочем, чего удивляться? Я умирала уже два раза, должна была привыкнуть.
Промокший как кошка под дождем наемник, пользуясь моим временным замешательством, подобрался поближе, чтобы завершить свое черное дело... и остановился, изучая кончик даркана, показавшийся у него из груди.
Шелена, тоже мокрая до кончиков волос, стряхнула кровь с лезвия, подошла ко мне, критически осмотрела и хмыкнула.
— Чего стоишь?
— Я, вообще-то, умираю...
Шелене хватило одного рывка, чтобы выдернуть из меня нож. Вернее, из платья — лезвие прошло сбоку, слегка зацепив ребра... и избавив меня от корсета, который не замедлил сползти много ниже, чем следовало. То-то дышать стало так свободно! Беру свои слова обратно — прок от корсета не меньший, чем от кольчуги в миниатюре.
Тем временем «наши» успели похватать заговорщиков и сейчас деловито вязали их.
— Тут и без нас разберутся, — сказала Шелена. — Пойдем.
— К-куда?
— На башню. Сегодня полнолуние, — она мечтательно прищурила глаза, — тебе ведь тоже нравится выть на луну?
— Откуда вы...
— Вампиры и оборотни очень похожи, девочка. Не теряй, — мне на ладонь опустилась печатка Лёна. И когда подобрать успела?
— С-спасибо. А как же метаморф? — спохватилась я, торопливо оглядываясь.
— Он нам здорово помог, — задумчиво сказала Шелена. — Не увидь я тут Вереса и не найми тебя — все могло закончиться куда хуже. Думаю, метаморф не принадлежит к истинным шаккарским патриотам и слишком поздно сообразил, для чего его наняли. Так что я отменяю заказ. Не нужно его искать.
С двадцатью кладнями можно попрощаться. Впрочем, деньги меня сейчас волновали в последнюю очередь.
— А Верес... он...
— Он использовал заклинания, продлевающие жизнь. Только вот на мне чаще, чем на себе, — Шелена на мгновение прикрыла глаза, потом взяла меня под руку, увлекая к башне.
— И вы... не жалеете? — Я все никак не отставала.
— О чем? Что могу присмотреть за нашими потомками, за Кером? Ни капельки.
— А...
— Жизнь с любимым человеком — счастье, — серьезно сказала Шелена. — Даже если он не человек. Так что ты зря боишься свадьбы. Не слушай всякую чушь; делай то, к чему лежит душа, и не думай о последствиях. Все самое лучшее случается незапланированно.
Будто в подтверждение ее словам из покинутого нами праздничного (и полузатопленного) зала послышалась песня заезжего менестреля. Пел он действительно неплохо, мы аж заслушались.
Похоже, отменять свадьбу из-за сорвавшегося заговора никто не собирался.
— Кстати... твой избранник — блондин? — поинтересовалась Шелена как бы между прочим.
— Ага, — я машинально кивнула, тут же встрепенувшись: — А вы откуда знаете?
Глупый вопрос, наверняка кто-нибудь рассказал; но Шелена неожиданно усмехнулась:
— Ты похожа на свою прабабку, Лиару. Она говорила о семейной тяге к блондинам.
Прежде, чем я успела ответить, из-за угла показался крадущийся на цыпочках Дарлай Рудничный. Мы уже готовы были атаковать, когда заметили парящий рядом с братом Рионы световой пульсар.
Бледно-зеленый свет позволял во всех подробностях разглядеть Рионины туфельки, которые Дарлай не выпускал из рук.
Мы с Шеленой переглянулись — и двинулись за парнишкой.
В конце концов, выкуп за туфли невесты можно поделить и на троих.

Прежде, чем воссияло солнце,
я изменил карту исчезающих звезд
в песне к Тебе
и вверил ее всем живущим:
быстрее!
Запад на пути к вечности,
которая видится во сне.
Космосу снятся сны о Тебе.

Я перечислил все, что
осталось между Нами неизменным,
и поразился Нашему обещанию,
пересекшему множество мостов.
Исчезнувшие днем звезды
Ныне отражены в поверхности реки.
О, великие воды, поднимитесь, выйдите из берегов,
обнимите меня, принесите меня к Тебе!

Однажды, когда исчезнувшие звезды появятся снова,
Мы будем смотреть на солнце
и петь песню этой звездной карты,
которой я вверяюсь до конца времен:
«Ведь Ты и Я — одно,
Ты и Я — одно»...

@темы: Фанфики, Верные враги, Ведьма - это призвание

Комментарии
2015-04-16 в 06:15 

Потрясающе!! Спасибо! Пока даже ничего умного написать не могу - поразило, буквально, до глубины души. Очень канонные персонажи.

2015-04-16 в 07:12 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Багси, рада, что понравилось))) Вам спасибо :sunny:

2015-04-16 в 08:41 

Jussty
Йолказукамори. Всегда с лопатой. (с)
Здорово! :hlop::hlop::hlop:

2015-04-16 в 10:42 

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Классно! :red:

2015-04-16 в 12:37 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
:white:

2015-04-16 в 12:42 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Jussty, спасибо! :heart:
r2r, :sunny::heart:
Мирилас, :shy:

2015-05-24 в 23:12 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
В конце концов, выкуп за туфли невесты можно поделить и на троих. Вполне в духе канона.)

2015-05-24 в 23:27 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
2015-05-28 в 23:45 

Фереште
Твоё будущее начинается сейчас
Хороший фик. Только...
стоявшая передо мной госпожа Шелена была оборотнем. Чистокровным.
Кто такие чистокровные оборотни и чем они отличаются от нечистокровных? В каноне они делились только на истинных или ложных, причём у истинных, к коим оносится и Шелена, один из родителей всегда человек.
Про монархию тоже немного смутило, вы имели в виду, что при Терилле там была диктатура?
За Рионой лежало бессознательное тело, в котором я, присмотревшись, опознала Керрена. Бессознательным состоянием отличался не только «внук» Шелены
А разве он ей не внук?

2015-05-29 в 08:05 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Фереште, В каноне они делились только на истинных или ложных, причём у истинных, к коим оносится и Шелена, один из родителей всегда человек. - имеется в виду "чистокровие" способностей - они врожденные, по крови, вурдалаки ни при чем)
Про монархию тоже немного смутило, вы имели в виду, что при Терилле там была диктатура? - королева - значит, монархия.
А разве он ей не внук? - сказано, что потомок.
Спасибо, я рада, что фик понравился :heart:

2015-05-29 в 16:22 

Фереште
Твоё будущее начинается сейчас
Laora, королева - значит, монархия.
Вы написали, что после свержения Териллы монархия вернулась. Значит, при Терилле её не было О_о

2015-05-29 в 18:36 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Фереште, старая династия - та, которую подвинула-свергла Терилла.)
Вообще, вопрос спорный из-за того, что формальная "монархия" на самом деле часто оказывается диктатурой.

2015-05-29 в 19:05 

tramarim
Боевой Заяц. Кусаюсь до последнего патрона.
Фереште,
Вы написали, что после свержения Териллы монархия вернулась. Значит, при Терилле её не было О_о
В данном случае, как я понимаю, имелась в виду прежняя монархическая династия. А Терилла при таком раскладе была нелегитимной узурпаторшей))

2015-05-29 в 19:08 

tramarim
Боевой Заяц. Кусаюсь до последнего патрона.
Фереште,
Вы написали, что после свержения Териллы монархия вернулась. Значит, при Терилле её не было О_о
В данном случае, как я понимаю, имелась в виду прежняя монархическая династия. А Терилла при таком раскладе была нелегитимной узурпаторшей))

   

Если вас послали на гхыр, вам сюда, даже если вас не послали - вам всё равно сюда!

главная